Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ситата (список заголовков)
12:24 

><"

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
- Возьми нож и ешь по-землянски! Или как вы там говорите... по-человечески.

(с)

@темы: Очередное детище моей больной фантазии, Ситата

17:32 

Странно...

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
-Мм.. Тод, а ты красиво играешь... особенно на этом инструменте.
-Спасибо... Ну почему особенно? На других я не играю...
-Эм.. я только одного никак не пойму: почему здесь шесть струн?
-А тебе мало?
-Да просто странно. Зачем шесть струн, когда у землян на руке только пять пальцев?..

@темы: Очередное детище моей больной фантазии, Ситата

18:30 

Понравившиеся цитаты.

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
Выкладывала их когда-то давно на другом сайте, но вот наткнулась и снова обрадовалась)

Во что влюбился, то и целуй.

Не принимайте жизнь всерьез - это временное явление...

Не жалуйся на жизнь, могло не быть и этого.

Когда у тебя есть только молоток, всё похоже на гвоздь.

И жили они долго и счастливо, пока не узнали, что другие живут дольше и счастливее.

Заблуждаются не потому, что не знают, а потому, что думают, что знают.

Пошел в лес пописать, увидел медведя - заодно и покакал.

@темы: Ситата

17:58 

Стырила, каюсь.

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
Я нечасто выкладываю чужое творчество, но если выкладываю, то признаюсь в этом. Стырила с миндмикса одну статейку. Просто она мне очень понравилась.)

Большая Книга Счастья.

Понедельник – день тяжелый, и слава Богу, что он когда-нибудь заканчивается. Я тащилась с работы, на душе было примерно так же, как и на небе – хмуро, пасмурно и слякотно. Моросил нужный мелкий дождик, который логично довершал безрадостный день. В довершение всего, когда я свернула на улицу, ведущую к родному дому, оказалось, что пройти невозможно – улица была перекрыта, там вовсю кипели ремонтные работы. Дорожники заботливо натянули цветную ленту и повесили табличку: «Выхода нет». Хотя, собственно, и входа тоже не наблюдалось. Это было жестоко: слева – длиннющий забор школы, справа – забор поликлиники. Оставалось только выбрать – налево или направо. Я мысленно чертыхнулась и поплелась вокруг школы.
Никогда я не ходила такой кривой дорожкой. И поэтому никогда не видела этого магазинчика. Он был расположен в торце обычного жилого дома, а название его сразу поразило мое воображение: он назывался Магазин Счастья.
«Интересно, что может продаваться в таком магазине?», - зачарованно подумала я. В это время дождик брызнул с удвоенной силой, поэтому я с облегчением нырнула в магазинчик. Дверь мягко закрылась за мной, и мелодичный звон колокольчика вызвал вибрацию где-то во мне, в самой глубине. Словно кто-то там засмеялся. И от этого родилось какое-то радостное волнение, будто вот-вот должно было случиться что-то приятное.
Войдя, я невольно остановилась. Честно говоря, я оказалась в некотором замешательстве. Магазинчик был какой-то странный и больше всего напоминал запущенный склад, полный разного хлама. Между стеллажами и прилавками, трогая и рассматривая разный товар, бродили покупатели. И царило какое-то радостное оживление. К выходу спешила старушка, сияющая, как праздничный фонарик. Поравнявшись, она улыбнулась и подмигнула мне.
- Простите, а что здесь продают? – спросила я.
- Как что? – удивилась старушка. – Что написано, то и продают. Счастье, детка! Счастье!
- А…в каком виде?
- А в каком выберешь, дорогая! Метрами счастье, килограммами счастье ну и счастье поштучно! – наверное, я выглядела глуповато, потому что старушка засмеялась. – Да ты не сомневайся, девочка, товар качественный! Я здесь постоянный покупатель. Тебе понравится!
И старушка под звон колокольчика выскользнула из магазина. А ко мне уже спешил продавец в синей форменной одежде и с бейджиком на груди. На бейджике было написано: «Михаил, Продавец Счастья».
- Прошу простить за небольшую заминку, столько покупателей, море работы! – извинился продавец счастья Михаил. – Вы у нас, я смотрю, впервые?
- А вы помните всех покупателей в лицо? – удивилась я.
- Разумеется! Ведь решив однажды быть счастливым, человек обычно становится нашим Постоянным Покупателем Счастья, - объяснил Михаил.
- А что в ваших товарах такого.. особо счастливого? – с некоторым сомнением спросила я.
- Ах, я совсем вас заговорил! – спохватился Михаил. – Разрешите мне провести для вас небольшую экскурсию и показать, так сказать, товар лицом.
Он подхватил меня под локоть и повлек к прилавкам.
- Обратите внимание! Волшебные калейдоскопы! Придают яркость жизни! Постоянная смена впечатлений, феерия красок, множество разнообразных комбинаций!
- Но это же просто игрушка! – запротестовала я.
- А вы, разумеется, полагаете, что жизнь – серьезная штука? – спросил Михаил.
- Еще какая серьезная! – подтвердила я. – Если бы взрослым можно было играть, как детям…
- Так играйте! – предложил Михаил. – Кто же вам, взрослому человеку, может запретить?
- Ну, у меня обязанности…работа. И все такое, - уныло возразила я.
- А вы в это играйте! Для начала – положите в сумочку калейдоскоп. И когда скучно, грустно или совсем заработались – уделите ему минутку времени. И увидите, как жизнь заиграет яркими красками.
- Я подумаю, - дипломатично сказала я.
- Тогда продолжим! – предложил Михаил. – Я продемонстрирую вам в действии устройство для запуска мыльных пузырей. Посмотрите! Посмотрите! Какие они разные! И как они лопаются!
- Ну и что? – не поняла я.
- Да как же «ну и что»? – ликующе вскричал Михаил. – Все ваши проблемы лопаются как мыльные пузыри. Легко! Красиво! Радостно! Разве не счастье?
- Если бы в жизни они так легко лопались, - вздохнула я.
- Большинство наших проблем сильно раздуты. Прямо как эти пузыри. Научитесь относиться к проблеме, как к мыльному пузырю – посмотрите на нее, полюбуйтесь ее переливами, формой, размером – и позвольте ей лопнуть! Вот так! – и он выпустил еще серию радужных пузырей.
Нет, этот Михаил говорил странные вещи. Но почему-то мне хотелось ему верить! Было в нем что-то такое…убедительное.­
- Ну хорошо, возможно, в этом что-то есть, - согласилась я. – Но поверить в то, что калейдоскоп и мыльные пузыри – и есть счастье, я не могу. Вы уж извините.
- Тогда пойдемте в отдел тканей! У нас замечательный отдел тканей, - ничуть не огорчился Продавец Счастья. – Вперед, навстречу счастью!
Я поспешила за ним к следующему прилавку. Там действительно наблюдалось немыслимое разнообразие тканей самых невероятных расцветок. Продавец отдела как раз обслуживал даму средних лет.
- У вас есть какой-нибудь веселенький ситчик? – спрашивала она.
- Разумеется, мадам! Вот, взгляните! - радостно сообщил продавец, раскидывая перед ней нежно-зеленый ситец, на котором были изображены смешные танцующие зайчики. Исключительно веселенький! Давайте вместе посмеемся!
И засмеялся первым, а за ним – дама. Они заливались веселым смехом, явно довольные друг другом и жизнью. Я тоже невольно заулыбалась.
- Я сошью себе веселенький фартучек и кухонные рукавички! И когда буду готовить обед, смешинки будут попадать в пищу. И вся моя семья будет веселиться! – решила дама.
Я невольно залюбовалась ее лицом – оно было словно бы подсвечено изнутри, а в глазах в уголках губ все еще плясали смешинки.
- Иногда достаточно окружить себя приятными вещами, чтобы жизнь стала такой же приятной, - пояснил Михаил.
- Вот так просто? – не поверила я. – Но это же такие мелочи?
- Ну, собственно, жизнь и состоит из мелочей, - доверительно сказал Михаил. – И счастье строится тоже из мелочей. Мы же говорим: «Мелочь, а приятно!». А представляете, что будет, когда приятных мелочей станет много?
- Ну да, представляю! – заулыбалась я. – Это будет счастье!
- Вы уже поняли суть нашего товара! – восхитился Продавец Счастья Михаил. – Но это еще не все! Идем те же, идемте! Я хочу показать вам нашу новинку! Большая Книга Счастья! Только что поступила!
В книжном отделе было много всего, но Михаил не дал мне хорошенько рассмотреть книги. Он сразу сунул мне в руки симпатичный томик в яркой обложке. Я раскрыла его наугад – и очень удивилась. Там ничего не было! То есть почти ничего: наверху страницы было написано: «Сегодня был самый счастливый день в моей жизни!!!», а внизу страницы – «А завтра будет еще лучше!». А сама страница была чистой – просто разлинована, как тетрадь для первоклассника. Я листала страницу за страницей – вся книга была такой.
- Ну как вам? – горделиво спросил Михаил.
- Но здесь же ничего не написано! – возмутилась я.
- Ну конечно! – подтвердил Михаил. – В этом и суть! Вы будете писать ее сами.
- Как сама? – опешила я. – Но я же не умею!
- Сегодня это так. Завтра все может измениться, - загадочно сказал Михаил. – Вы разрешите прочитать вам небольшую лекцию?
- Да, конечно, - я была совершенно заинтригована.
- Каждый наш день наполнен разными событиями, и одни нам нравятся, а другие – нет. Как ни странно, мы почему-то запоминаем именно «плохие» события, а хорошие нет, потому что они нам кажутся в порядке вещей. В результате наше счастье очень омрачено! Вы со мной согласны?
- Да, правда, - созналась я. – Иногда какая-нибудь мелочь может испортить целый день.
- Большая Книга Счастья предлагает пойти прямо противоположным путем! Записывать в нее только счастливые события. Не менее пяти за день! Больше – можно, меньше – нет.
- Да где же я наберу столько счастливых событий за день? – запротестовала я.
- А вот позвольте не согласиться, на самом деле это легко, вы просто еще не пробовали, - возразил Продавец Счастья. – Конечно, в первые дни придется перестраивать свое мышление на новую волну. Но вы быстро войдете во вкус, это ведь так приятно! Вы попробуйте, попробуйте прямо сейчас! Что сегодня у вас было счастливого?
- Я не знаю, - сникла я. – Какой-то тяжелый был день.
- Вы сегодня получали травмы?
- Нет, что вы, - испугалась я.
- Ну вот, уже счастье! Так и запишем, – обрадовался Михаил. – Вы сегодня что-нибудь теряли?
- Да, потеряла важный документ, но потом нашла среди бумаг, - подтвердила я.
- О, но это же счастье! Ведь правда? – продолжал обучение Михаил.
- Правда, - согласилась я. – Счастье, что он нашелся.
- Ну, теперь сами, у вас уже получается, - подбодрил меня Михаил.
- Ну…сегодня собачку смешную видела. Такая лохматая-лохматая, и в пальтишке! Как в цирке. И хозяйка у нее такая же! Тоже лохматая! Они похожи!
- Ну вот! Замечательно! У вас прекрасно получается! – похвалил Михаил.
- А еще я сегодня наконец-то доделала отчет. Устала – но закончила! – похвасталась я.
- Это – четыре, - сосчитал Михаил. – Остался пятый эпизод. Итак?
- Так, что же было потом? – соображала я. – Потом был дождь. И я шла домой, а там дорогу ремонтируют. И я пошла в обход… Да! Потом я зашла в ваш чудесный магазинчик! – воскликнула я. – Запишите!
- Охотно, - застрочил Продавец Счастья. – Польщен тем, что вы сочли возможным включить это в список счастливых событий. Итак, пять эпизодов записаны! Ваша Большая Книга Счастья уже пишется!
- И так каждый день? – спросила я. – А когда закончатся страницы?
- К тому времени ваш разум уже привыкнет фиксировать счастливые события автоматически, и не по пять событий за день, а гораздо больше, - пообещал Михаил. – И ваша жизнь будет просто-таки наполнена счастьем!
- Большое спасибо, - поблагодарила я. – Пожалуй, я возьму эту Книгу Счастья.
- Примите ее в дар от нашего магазина, - изящно наклонил голову Михаил. – Мы всегда дарим что-нибудь новому покупателю.
- Какое счастье! – обрадовалась я. – Спасибо вам!
- Ну, вот уже и шестой пункт в вашем сегодняшнем Счастье, - улыбнулся Михаил.
- Да, разумеется! И еще я приобрету устройство для лопанья проблем и калейдоскоп для увеличения яркости жизни! Это счастье семь и восемь! – выпалила я.
- Я очень рад! Вам упаковать в фирменный пакет?
- Да, пожалуйста, - попросила я, все еще улыбаясь.
Пакет был тоже очень симпатичный – оранжевый, в крупный белый горох. На нем было написано: «Мы обречены быть счастливыми!». Надпись мне понравилась.
Михаил провожал меня до выхода. На двери была большая красивая табличка: «Выход есть!». И табличка мне тоже понравилась.
- У нас такие таблички на всех дверях, - сообщил Михаил. – Чтобы не забывать, что выход есть всегда! Спасибо за покупки. Заходите к нам еще.
- Я обязательно зайду, - пообещала я. – Я хочу покопаться и в других товарах.
- О, мы всегда рады постоянным покупателям! – восхитился Михаил.
- К вам, наверное, ходит весь наш город? – поинтересовалась я.
- К сожалению, нет! – огорченно сказал Продавец Счастья. – Как ни странно, все говорят, что хотят быть счастливыми, но далеко не каждый стремится хоть что-то для этого сделать. Но мы работаем над этим! Совершенствуем ассортимент, упаковку, рекламу. Так что вы всегда найдете для себя что-то новое и интересное. До свидания! И счастья вам!
Мелодично звякнул колокольчик, и я вышла на улицу. Душа моя пела. Я шла домой, и люди задерживали на мне взгляды. Наверное, из-за моего оранжевого пакета. А может быть, потому, что я никак не могла расстаться с улыбкой. А может, я сейчас сияла, как та старушка, что встретилась мне у входа. И это тоже было счастье.
- Девять, - машинально отметила я. – Надо не забыть записать в мою Большую Книгу Счастья.

@темы: Ситата, Немного не в моем стиле

20:36 

Это что-то!

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
БАЛЛАДА О НЕНАВИСТИ И ЛЮБВИ


I

Метель ревет, как седой исполин,
Вторые сутки не утихая,
Ревет, как пятьсот самолетных турбин,
И нет ей, проклятой, конца и края!

Пляшет огромным белым костром,
Глушит моторы и гасит фары.
В замяти снежной аэродром,
Служебные здания и ангары.

В прокуренной комнате тусклый свет,
Вторые сутки не спит радист.
Он ловит, он слушает треск и свист,
Все ждут напряженно: жив или нет?

Радист кивает: - Пока еще да,
Но боль ему не дает распрямиться.
А он еще шутит: "Мол, вот беда
Левая плоскость моя никуда!
Скорее всего перелом ключицы..."

Где-то буран, ни огня, ни звезды
Над местом аварии самолета.
Лишь снег заметает обломков следы
Да замерзающего пилота.

Ищут тракторы день и ночь,
Да только впустую. До слез обидно.
Разве найти тут, разве помочь -
Руки в полуметре от фар не видно?

А он понимает, а он и не ждет,
Лежа в ложбинке, что станет гробом.
Трактор если даже придет,
То все равно в двух шагах пройдет
И не заметит его под сугробом.

Сейчас любая зазря операция.
И все-таки жизнь покуда слышна.
Слышна ведь его портативная рация
Чудом каким-то, но спасена.

Встать бы, но боль обжигает бок,
Теплой крови полон сапог,
Она, остывая, смерзается в лед,
Снег набивается в нос и рот.

Что перебито? Понять нельзя.
Но только не двинуться, не шагнуть!
Вот и окончен, видать, твой путь!
А где-то сынишка, жена, друзья...

Где-то комната, свет, тепло...
Не надо об этом! В глазах темнеет...
Снегом, наверно, на метр замело.
Тело сонливо деревенеет...

А в шлемофоне звучат слова:
- Алло! Ты слышишь? Держись, дружище -
Тупо кружится голова...
- Алло! Мужайся! Тебя разыщут!..

Мужайся? Да что он, пацан или трус?!
В каких ведь бывал переделках грозных.
- Спасибо... Вас понял... Пока держусь! -
А про себя добавляет: "Боюсь,
Что будет все, кажется, слишком поздно..."

Совсем чугунная голова.
Кончаются в рации батареи.
Их хватит еще на час или два.
Как бревна руки... спина немеет...

- Алло!- это, кажется, генерал.-
Держитесь, родной, вас найдут, откопают...-
Странно: слова звенят, как кристалл,
Бьются, стучат, как в броню металл,
А в мозг остывший почти не влетают...

Чтоб стать вдруг счастливейшим на земле,
Как мало, наверное, необходимо:
Замерзнув вконец, оказаться в тепле,
Где доброе слово да чай на столе,
Спирта глоток да затяжка дыма...

Опять в шлемофоне шуршит тишина.
Потом сквозь метельное завыванье:
- Алло! Здесь в рубке твоя жена!
Сейчас ты услышишь ее. Вниманье!

С минуту гуденье тугой волны,
Какие-то шорохи, трески, писки,
И вдруг далекий голос жены,
До боли знакомый, до жути близкий!

- Не знаю, что делать и что сказать.
Милый, ты сам ведь отлично знаешь,
Что, если даже совсем замерзаешь,
Надо выдержать, устоять!

Хорошая, светлая, дорогая!
Ну как объяснить ей в конце концов,
Что он не нарочно же здесь погибает,
Что боль даже слабо вздохнуть мешает
И правде надо смотреть в лицо.

- Послушай! Синоптики дали ответ:
Буран окончится через сутки.
Продержишься? Да?
- К сожалению, нет...
- Как нет? Да ты не в своем рассудке!

Увы, все глуше звучат слова.
Развязка, вот она - как ни тяжко.
Живет еще только одна голова,
А тело - остывшая деревяшка.

А голос кричит: - Ты слышишь, ты слышишь?!
Держись! Часов через пять рассвет.
Ведь ты же живешь еще! Ты же дышишь?!
Ну есть ли хоть шанс?
- К сожалению, нет...

Ни звука. Молчанье. Наверно, плачет.
Как трудно последний привет послать!
И вдруг: - Раз так, я должна сказать! -
Голос резкий, нельзя узнать.
Странно. Что это может значить?

- Поверь, мне горько тебе говорить.
Еще вчера я б от страха скрыла.
Но раз ты сказал, что тебе не дожить,
То лучше, чтоб после себя не корить,
Сказать тебе коротко все, что было.

Знай же, что я дрянная жена
И стою любого худого слова.
Я вот уже год тебе не верна
И вот уже год, как люблю другого!

О, как я страдала, встречая пламя
Твоих горячих восточных глаз. -
Он молча слушал ее рассказ,
Слушал, может, последний раз,
Сухую былинку зажав зубами.

- Вот так целый год я лгала, скрывала,
Но это от страха, а не со зла.
- Скажи мне имя!..-
Она помолчала,
Потом, как ударив, имя сказала,
Лучшего друга его назвала!

Затем добавила торопливо:
- Мы улетаем на днях на юг.
Здесь трудно нам было бы жить счастливо.
Быть может, все это не так красиво,
Но он не совсем уж бесчестный друг.

Он просто не смел бы, не мог, как и я,
Выдержать, встретясь с твоими глазами.
За сына не бойся. Он едет с нами.
Теперь все заново: жизнь и семья.

Прости. Не ко времени эти слова.
Но больше не будет иного времени. -
Он слушает молча. Горит голова...
И словно бы молот стучит по темени...

- Как жаль, что тебе ничем не поможешь!
Судьба перепутала все пути.
Прощай! Не сердись и прости, если можешь!
За подлость и радость мою прости!

Полгода прошло или полчаса?
Наверно, кончились батареи.
Все дальше, все тише шумы... голоса...
Лишь сердце стучит все сильней и сильнее!

Оно грохочет и бьет в виски!
Оно полыхает огнем и ядом.
Оно разрывается на куски!
Что больше в нем: ярости или тоски?
Взвешивать поздно, да и не надо!

Обида волной заливает кровь.
Перед глазами сплошной туман.
Где дружба на свете и где любовь?
Их нету! И ветер как эхо вновь:
Их нету! Все подлость и все обман!

Ему в снегу суждено подыхать,
Как псу, коченея под стоны вьюги,
Чтоб два предателя там, на юге,
Со смехом бутылку открыв на досуге,
Могли поминки по нем справлять?!

Они совсем затиранят мальца
И будут усердствовать до конца,
Чтоб вбить ему в голову имя другого
И вырвать из памяти имя отца!

И все-таки светлая вера дана
Душонке трехлетнего пацана.
Сын слушает гул самолетов и ждет.
А он замерзает, а он не придет!

Сердце грохочет, стучит в виски,
Взведенное, словно курок нагана.
От нежности, ярости и тоски
Оно разрывается на куски.
А все-таки рано сдаваться, рано!

Эх, силы! Откуда вас взять, откуда?
Но тут ведь на карту не жизнь, а честь!
Чудо? Вы скажете, нужно чудо?
Так пусть же! Считайте, что чудо есть!

Надо любою ценой подняться
И всем существом, устремясь вперед,
Грудью от мерзлой земли оторваться,
Как самолет, что не хочет сдаваться,
А сбитый, снова идет на взлет!

Боль подступает такая, что кажется,
Замертво рухнешь назад, ничком!
И все-таки он, хрипя, поднимается.
Чудо, как видите, совершается!
Впрочем, о чуде потом, потом...

Швыряет буран ледяную соль,
Но тело горит, будто жарким летом,
Сердце колотится в горле где-то,
Багровая ярость да черная боль!

Вдали сквозь дикую карусель
Глаза мальчишки, что верно ждут,
Они большие, во всю метель,
Они, как компас, его ведут!

- Не выйдет! Неправда, не пропаду! -
Он жив. Он двигается, ползет!
Встает, качается на ходу,
Падает снова и вновь встает...

читать дальше

Э. Асадов

@темы: Ситата, Стихи

15:56 

До рая подать рукой...

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
Как же мне понравился этот отрывок из книги Дина Кунца,
так точно всё передано словами, что у меня слов нет.


"Даже в самые тёмные моменты жизни свет присутствует, если верить, что он есть.
Страх - яд, вырабатываемый рассудком, смелость - антидот, который всегда наготове в душе.
В неудаче заложено зёрнышко, из которого вырастает будущий триумф. Надежды нет у тех, кто не верит в разумность существующего порядка вещей, но те, кому виден глубокий смысл в каждом из приходящих дней, живут в радости. Если тебе противостоит превосходящий силой противник, ты обнаружишь, что пинок в половые органы - очень эффективное средство борьбы."

@темы: Отрывки, Ситата, книги

16:42 

(с))

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
"Ученье - свет, неученье - тьма. Почувствуй тёмную сторону силы!"


:tongue:

@темы: Разрядка, Ситата

15:57 

Флешмобуйство)) та-дамм..

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
Приняла от Salvinia

ФМ
Правила таковы: вы отмечаетесь в комментах, и я называю 3 вещи, которые вы, по-моему, умеете хорошо, в ответ нужно написать пост, где прокомментировать это мнение или опровергнуть его, а также от себя написать о 3 вещах, которые вы НЕ умеете (проявите фантазию!).


1. Поднимать настроение - ну да, иногда у меня это получается. Я не знаю как, знаю только, что гораздо лучше действует, если перед этим поднять его мне =)
2. Самовыражаться в стихах - оу, да..) к сожалению, не так, как хотелось бы мне)) но я думаю, что со временем усовершенствуюсь. (и перестану писать садистские стишки)
3. Сопереживать - а вот это как раз получается, когда у меня неважное настроение... Да, ребят.) Но я считаю, умение важное, так что если могу помочь - хорошо

А чего я не умею? Ну например...
1. Я не умею злиться. Абсолютно и никак. Меня оч-оч трудно разозлить. Но! Если разозлюсь всё-таки... Держите меня семеро.
2. Я не умею говорить с людьми. И, честно говоря, я не считаю это большим недостатком. Но хочу исправить...
3. Я не умею решать уравнения. проще убиться головой ап стену

@темы: Это всё неправда!, Ъ, Чепуха, Ситата, Простите, что сливаю на вас, Как это грустно всё...

14:26 

Кельты - откель ты?

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
«Кельты – это наши, с Поволжья. Там до сих пор, когда хотят узнать, кто ты такой, спрашивают: «откель ты?». (М.Н. Задорнов)

Термин «кельты», прежде всего, означает языки индоевропейской группы (к которым относится и русский), но применяется и к народам-носителям этих языков. Кельтская цивилизация была одной из вершин предыстории Европы, это первая известная разновидность общеевропейской культуры. Своё имя «кельты» они получили от греков (keltoi), а римляне называли их галлами (galli). Кельты дали имена многим местностям Европы: Галлия во Франции, Галиция в Испании, Бельгия, Богемия и Аквитания, городам Лондон, Лион и Лейден.

По поводу того, кто такие кельты и откуда они пришли, выдвинуто много гипотез. Абсолютно ясно то, что кельты – прямые потомки индоевропейцев, как и русские и другие славяне. А откуда взялись индоевропейцы? Часть исследователей считает их родиной Гиперборею – северную страну, часть отрицает это и выдвигает другие гипотезы. Ясно одно – кельты пришли в Европу, а также расселились по островам давным-давно, намного раньше того, как Эллада стала колыбелью культуры и искусства. Фактически кельты положили начало многим племенам и культурам Европы.

Среди учёных в ответ на вопрос, откуда пришли кельты (то есть «откель ты?»), дебатируются две основные версии: 1) с территории нынешних Ирана, Афганистана, северной Индии (продолжение экспансии ариев?); 2) с Севера, с одного из островов – колыбели кельтской цивилизации (нордическая теория, как и у ариев). Так как переселение индоевропейцев длилось долго, веками, возможно, справедливы обе гипотезы.

Самые ранние археологические находки, связанные с кельтами, датируются началом третьего тысячелетия до н.э. (шнуровая керамика, боевые топоры и др.). Примерно с 500 г. до н.э. кельты начали расселяться по всей Европе. Любопытно, что первые кельтские племена, заселявшие Ирландию, имели самоназвание «расы». Самое знаменитое из этих племён – племя богини Дану – явилось с Великого Острова, расположенного где-то далеко на Севере. По преданию, это были самые светлые люди, самые могучие воины, самые великие маги и волшебники. Свои знания и навыки они получили на Великом Острове Севера, у величайших друидов, магов и бардов. Описание этого острова почти в точности совпадает с описанием Сверкающего Острова ариев, сохранившимся в Ведах, записанных в северной Индии со слов жрецов ариев.

Кельты, как и другие арии, проделали длинный и трудный путь, прежде чем оказались в Европе. Судя по результатам раскопок на территории России, начался этот великий исход с южного Урала. Пройдя по северному берегу Чёрного моря, они двинулись далее к Балтийскому морю, объявились в северной Франции, а уже затем, намного позже, расселились по всей Европе.

читать дальше

@темы: Поучительно., Продолжение следует, Ситата

14:32 

Омела. За что её любили древние кельты?

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
Кажется, ещё до римского нашествия у древних кельтов почиталось это вечнозелёное растение. Знающие люди говорят, что и сейчас на островах «Туманного Альбиона» её любят, но теперь используют лишь в качестве рождественского украшения жилищ. И на самом деле – красиво, когда серой и слякотной английской зимой взгляд останавливается на чём-то живом, зелёном...

Вообще-то, в «семействе паразитов» около 70 «нахлебников» (тогда уж, «наветников» или «наствольников» – на ветвях и стволах деревьев живут-то) – главным образом в тропиках и субтропиках, даже в Африке и Австралии! На территории бывшего Советского Союза обитают и процветают всего два – омела белая и... Впрочем, великий учёный С. К. Черепанов обнаружил четыре вида. Но давайте оставим тонкости для узких специалистов.

Омела белая (Viscum album L.) – растение-паразит с зимующими вечнозелеными удлиненно-овальными листьями и желтовато-зелеными веточками, шаровидной формы (до 80 см в диаметре) кустарничек из семейства ремнецветниковых, или омеловых (Lorantaceae). Цветет в марте-апреле. Плод белый, реже желтовато-белый, почти шаровидный.

Паразитирует на тополях, ивах, дубах и других лиственных деревьях. Лекарственным сырьем являются веточки с листьями омелы, заготавливаемые в течение зимы или поздней осенью.



читать дальше

@темы: Поучительно., Продолжение следует, Ситата

15:33 

Я - брату:

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
-А твоя сестра не такое уж и чмо иногда.
-Да, бывает.
*хохот*

@темы: Разрядка, Ситата

17:50 

lock Доступ к записи ограничен

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:17 

гг

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
Милицию переименовали в полицию. На очереди медики. (с)

@темы: Разрядка, Ситата

17:30 

lock Доступ к записи ограничен

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:06 

(с)

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
В больнице в одной палате лежали два тяжело больных человека.
Один лежал у окна, а кровать другого располагалась у двери.

— Что там видно в окне? — как-то спросил тот, что лежал у двери.

— О! — оживился первый. — Я вижу небо, облака, напоминающие зверюшек, озеро и лес вдалеке.

Каждый день лежащий у окна рассказывал своему соседу о том, что происходит за окном. Он видел лодку, рыбаков с огромным уловом, детей, играющих на берегу, юных любовников, держащихся за руки и не сводящих друг с друга сияющих глаз.

В то время как он наблюдал все эти удивительные события за окном, его соседа мучила глухая злоба. «Это несправедливо, — думал он. — За какие такие заслуги его уложили у окна, а не меня, и я могу лицезреть только дверь с облупившейся краской, в то время как он любуется видом из окна?»

Однажды, лежащий у окна сильно закашлялся и стал задыхаться. Он пытался дотянуться до кнопки вызова медсестры, но у него не было сил, потому что он содрогался от кашля. Сосед наблюдал за происходящим. Ему ничего не стоило нажать на свою кнопку, но он этого не сделал.

Через некоторое время первый затих и вытянулся на своей постели.

Когда его унесли, сосед попросил медсестру, чтобы его переложили к окну. Медсестра выполнила просьбу больного, перестелила его постель, помогла ему перелечь на противоположную кровать и, убедившись, что больному удобно, направилась к двери. Вдруг её остановил удивлённый возглас больного:

— Как же так! Это окно выходит на глухую серую стену! Но тот, кто умер, рассказывал мне, что видел лес, озеро, облака, людей… Как же он мог всё это видеть из этого окна?

Медсестра печально улыбнулась:

— Он вообще не мог ничего видеть; ваш покойный сосед был слепым.

@темы: Мозговой штурм, Ситата, Ъ

13:10 

(с))

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
Город. Девушка. Осень
Город спал. Старый поезд приходил всегда по одному и тому же расписанию, и он никого не разбудил. В городе царила осень. Она провозгласила всюду серо-желтый цвет и была вполне довольна собой, наверно, поэтому ярко красный зонт единственной пассажирки ей сразу не понравился. Осень решила подразнить приезжую: она засыпала ее мокрыми листьями, и зонт сразу стал, будто нарочно, расписан в кленовый узор. Фонарь на перроне усмехнулся этой шалости, он слишком хорошо знал повадки капризной осени. Но в этот раз, было что-то по-другому, и много повидавшая худая железная лампа, даже не подозревала, что в городе началась сказка.

Она бежала.
Не от кого-то, скорее от себя, она еще верила, что так бывает. Она даже не знала, куда ее занесло, просто сошла на седьмой по счету станции. Счастливое число. И все что у нее было в этот глухой ночной час: маленький чемодан и красный, залепленный листьями зонт. Идти ей было некуда. Фонарь услужливо осветил ей купленную в поезде карту города, ему и самому было интересно туда взглянуть, кроме завода, где его придумали, он видел только вокзал и неторопливых сонных горожан. Теперь он рассматривал карту из-за плеча незнакомки и страшно гордился своей полезностью. Карта ей совершенно ни о чем не говорила, разве только, что на каштановом бульваре есть гостиница. Но в сырости осени каштановый бульвар казался таким же далеким, как Елисейские поля.

- Карту неправильно держите, сказал вдруг чей-то голос.

Девушка вздрогнула, фонарь удивился, а в неосвещенном пространстве возникла фигура. Кто-то взял из ее рук карту, перевернул, хмыкнул что-то под нос и вернул карту, на сей раз правильно.

- Правильно вот так.

Фигура развернулась и пошла дальше в темноту. Фонарь мигнул, задумался и потух. Это тоже было частью сказки, хотя, может быть, в нем просто закончилось масло. Это, и правда, был очень старый фонарь. Но это не важно. Важно то, что начался дождь, он и раньше моросил, а сейчас просто заливал все сплошной стеной. Приезжей было немного страшно, ощутимо холодно, и вот тогда…

И тогда она схватила чемодан и стала догонять фигуру. Фигура была довольно высокой и сутулой, и, казалось, ее обладатель даже не замечал дождя.

Дружелюбно держать над ним зонт было бессмысленно, и, догнав его, она просто зашагала рядом.

Он не прогонял ее, не отмахивался, он не замечал ее, равно как и дождь, как и осень, и казалось, само время, давно забыло про него. Наверное, это было в чем-то печально, но это тоже было частью сказки.

Он был учителем, чтобы быть точнее, преподавателем математики в университете. Он снимал маленькую квартирку на первом этаже небольшого коттеджа на Платановой улице. Он был холост. Вечно голоден. И был тайно и безнадежно влюблен в маленькую изящную учительницу ботаники. Он хранил ее фотографию в кармане, в часах, иногда смотрел на нее, где она была в шляпке с розами, и думал о чем-то своем. Жизнь его была точна и размерена, как самая красивая теорема, которую никак не получалось доказать.

К вторжению гостьи он отнесся равнодушно, уступил ей кушетку, разжег камин и погрузился в мир цифр и чисел, где, все было знакомо и привычно. В самом деле: ну не станет же человек, приютивший мокрого котенка, видеть в этом знак судьбы, а эта растерянная девушка никак, даже отдаленно, не напоминала сказочную фею. Ночь уже доживала последние минуты. Незнакомка мирно дремала, а математик решал задачи. В городе не спал только он, сказка и осень.

Следующий день уже с утра был необычным. Во-первых, в квартире пахло кофе и гренками, во-вторых, окна были раскрыты, в-третьих, кто-то напевал какой-то пошлый мотивчик, и, судя по шуму, хозяйничал на кухне. И если первые два обстоятельства еще можно было терпеть, то последнее, было верхом наглости. Только из вежливости математик съел завтрак, попросил не нарушать тишину и обещал днем найти ей жилье.

Она не спорила. Она верила в сказки.

И сказка сказала свое слово. Квартир в городе не было, не было даже съемных комнат, а вся гостиница была занята усатыми господами, которые приехали на ежегодный слет любителей игры в бридж, к слову сказать, до этого в городе про бридж не знала ни одна живая душа. Даже в студенческом городке не было свободного места. Математик злился, математик негодовал, он не любил нарушать свой покой. Но в конечном итоге, он сдался, и разрешил ей пожить у себя…

И все изменилось.

Она ни о чем никогда не спрашивала. Она никогда не убирала у него на письменном столе. Она даже иногда играла с ним в шахматы, правда не умея совершенно. Она никогда не трогала фотографию учительницы ботаники, наоборот, поставила ее на самое видное место. Единственным ее недостатком, была, пожалуй, ее странная манера напевать шансонетки, но она делала это вполголоса, и справедливости ради стоит заметить, что получалось весьма талантливо.

Жители города тепло и радушно встретили девушку. Ее полюбил булочник, и в их квартире всегда были свежие булочки к завтраку, она очаровала продавца цветочного магазина, и у портрета учительницы ботаники всегда стояли свежие цветы. Даже уличные мальчишки перестали дразнить математика «циркулем», что было совершенным чудом. Математика больше не считали отшельником, ему стали улыбаться при встрече и приглашать в гости.

Хрупкая утонченная учительница ботаники тоже изъявила желание знакомства и дружбы с приезжей и к великой радости математика стала частой гостьей в маленькой квартирке. Самое интересное, что и сам математик научился улыбаться. Искренне и со светом в глазах. И было бы нечестно и неправильно сказать, что он улыбался ей, нет, он улыбался завтраку, ужину, уюту, светящемуся окну и своим очевидным победам в шахматы. Но, поверьте, зная его, это было невероятно.

А она была счастлива. Нет, она не была влюблена в математика, она давно запретила себе влюбляться, это было слишком больно и страшно. Она была счастлива, что ей, наконец, есть, кого ждать вечером, есть, кого раздражать своим пением и кому проигрывать в странную мудрую недостижимую игру шахматы. Было где спрятаться, не было ничего, чего стоило бояться. Все, что у нее было: маленький собственный уютный мирок двух ненужных друг другу людей.

Так прошел год.

Каждому его времени очень хотелось посмотреть на сказку, и дни пролетели очень быстро, торопясь и не оглядываясь. В
город опять пришла осень.

Она пришла ночью, нашла окно, у которого спала на кушетке девушка, и тихонько постучала дождем в стекло. Девушка проснулась сразу же, ей давно уже снилось, что этот день наступит, и вот в первую осеннюю полночь он пришел. День, когда можно было что-то изменить.

И вроде бы менять было незачем и нечего. Привычность и размеренность соседства с математиком, наверное, и были для нее чем-то вроде вечного покоя, но это и было самое страшное. Страшное, потому, что она начала скучать, когда он задерживался вечером, потому, что начала особенно тщательно придумывать блюда ему на ужин, наконец, потому что недавно ей совершенно разонравилась фотография учительницы ботаники, и, изменяя правилам, она убрала ее подальше в стол. Однажды уже она запретила себе влюбляться, и вот теперь, она бежала опять.

Он не спал, он пил чай, проверял студенческие тетради и, против обыкновения, напевал под нос пошлый мотивчик, и когда она вошла в его комнату в дорожном красном пальто с чемоданом и зонтиком, он впервые в жизни удивился.

- Я уезжаю.
- Куда?
- Не важно, на любую седьмую остановку.
- Зачем?
- Я не знаю. Прощай.
- Там темно.
- Попроси меня остаться.
- Зачем ты едешь?
- Я всегда буду помнить тебя. Обещаю.

Быстрыми шагами она подошла к его столу, достала фотографию учительницы ботаники из ящика и поставила на привычное место. Ее ждали семь остановок.

Фонарь был последним, кто ее видел. Поначалу обрадовано осветив ей путь, а потом, словно почуяв что-то неладное, зафыркал и потух. Как тогда.

Город спал. Старый поезд приходил всегда по одному и тому же расписанию, он никого не разбудил. В городе царила осень. Она, печалясь поражению своей выдумки, засыпала весь город желтыми листьями, безжалостно отрезая все пути назад.

Девушка смотрела в сторону окна, которое было теперь еще дальше, чем Елисейские поля, ровно минуту, потом шагнула в вагон.

Математик рассеянно смотрел на фотографию, оказалось, все это время он даже не замечал ее отсутствия, а потом снова углубился в работу. Где-то в тишине резко прозвучал гудок машиниста; теперь их разделяло семь станций.

Утро следующего дня было обычным и необычным одновременно.

Квартира по-прежнему была чистой и уютной, не пахло только гренками и было очень тихо. Жители города привычно улыбались математику, они еще не знали про счастливое число семь. Вечером окно было темным, никто больше не ждал его возвращения.

А на город падали листья. Миллионы желтых кленовых листьев.

Фонарь с расстройства заболел, отказался светить, и его отправили лечиться на завод, он, бедняга не знал, что сказка вовсе никому не обязана хорошо заканчиваться. Она однажды приходит в чью-то жизнь, внезапно и бесцеремонно, просто, чтобы случиться. И всего то надо ее принять такой, какая она есть, и радоваться каждому ее мигу, как радуешься зимнему солнцу или первым подснежникам. Потому что это и есть счастье. В маленьком одномоментном отрезке времени, когда случаются волшебные нелепицы и очень хочется обнять весь мир целиком и сразу. Так было всегда, так случилось и теперь.

Постепенно город забыл сказку, все нехотя встало на свои места. Мальчишки снова дразнили математика «циркулем», он по-прежнему хранил в часах фотографию учительницы ботаники и также не замечал непогоды.

Единственное, что, пожалуй, изменилось в его расчерченной грифельной жизни, это обладание новым тайным знанием, что кто-то обещал помнить о нем в этой желтой плачущей осени, там, за семью станциями.

А листва все также тихо падала и падала на город.

Посвящается...

"Городские сказки"

@темы: Как это грустно всё..., Наблюдения, Немного не в моем стиле, Ситата

13:14 

(с) Позитивнее, позитивнее..)

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
Женщина: Господи, ОН уходит, уходит, уходит от меня! (Плачет)
Мозг: Позитивнее, позитивнее...
Женщина: Куда позитивнее-то? Вещи собирает, сволочь...
Мозг: Не реви, улыбайся... Загадочно улыбайся... И не
размахивай руками, как мельница!
Женщина: Сволочь, чемодан укладывает... Порядочный мужик, уходя
забирает только носки и трусы, а эта сволочь
еще и маечки укладывает... (Плачет)
Мозг: Улыбайся!
Женщина: Может броситься к нему на шею?
Мозг: Дура!
Женщина: Может на колени перед ним рухнуть?
Мозг: Дура!
Женщина: А может его того?
Мозг: Что "того"?
Женщина: Ну.... Сковородкой по голове тихонечко?
Мозг: ?
Женщина: Потом кормить его, бедненького, бульончиком... Так
месяца два можно протянуть... Может, привыкнет, не уйдет...
Мозг: Уголовщина ты всё-таки... А если силы не рассчитаешь?
Женщина: А я получше замахнусь и кааааак дам!
Мозг: Я не в этом смысле... Баба-то ты сильная... еще убьешь, а
это статья!
Женщина: Делать-то что, скажи, раз ты такой умный?
Мозг: Улыбайся!!!!! Позитивнее, позитивнее...
Женщина: Ну, что в этом можно найти позитивного? Я однааааа
остаааанусь! (плачет)
Мозг: Улыбайся! Во-первых, не одна, а свободная женщина...
Женщина: На фига мне такая свобода?
Мозг: Улыбайся! Свобода - это прекрасно: будешь заниматься
только собой!
Женщина: Зачем? (Хлюпает носом)
Мозг: Затем! Бразильский выучишь - ты так всегда мечтала
смотреть сериалы без перевода. В кружок игры на
ударных запишешься - с твоей силищей-то!
Женщина: Времени всё как-то не было...
Мозг: Сама будешь финансами распоряжаться без всяких глупых
покупок американских удочек и вечных ремонтов
сдохшего автомобиля!
Женщина: Шубу куплю и босоножки... ну, те... с бантиком...
(Утирает слезы)
Мозг: С тем парнем из юридического отдела поужинать сходишь -
он на тебя так смотрел...
Женщина: (Улыбается) Ага, в "МакДональдс" сходим, он, между
прочим, предлагал уже. Шубу одену, босоножки с
бантиком... (Улыбается загадочно)
Мозг: Ни готовить никому, ни стирать...
Женщина: Только маникюр-педикюр-маски-массажи! (Улыбается от
счастья) На экскурсию съезжу по Московской кольцевой дороге...
(Мечтательно)
Мозг: Вот, а ты позитива не видела...
Женщина: Ой, заживу! (Улыбается победно) ОООООООООЙ!!!!!!
Мозг: Что?
Женщина: Он на коленях стоит с чемоданом, коленки целует!
Мозг: Кому?
Женщина: Ну, не чемодану же! Говорит, никогда такой, как я, не
найдет... Прощения просит... Остаться хочет!
Мозг: ОЙ!
Женщина: А как же свободная женщина? (Плачет) А как же кружок
игры на ударных? Шубка, босоножки те? (Рыдает)
Вася из юридического отдела?
Мозг: Позитивнее, позитивнее....

@темы: Ситата, Разрядка

08:22 

(

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
Хочется как-то отвлечься, поэтому перечитываю понравившиеся мне рассказы. вот решила и тут выложить ещё один. Или парочку... Повторяю, это не моё.


Жил-был добрый волшебник. Он мог превращать песок в сахар, а простую воду в молоко, но он ничего этого не делал, так как был убеждён, что чудес на земле не бывает.

Пошёл он однажды на край света. Пришёл, свесил ноги через край и сидит, смотрит вниз — на звёзды и луну, на разные планеты. Вдруг добрый волшебник почувствовал, что рядом с ним кто-то стоит. Он скосил глаза и увидел петуха, который пристроился на самом краю и преспокойно клевал звёзды.

— Что ты делаешь! — забеспокоился добрый волшебник. — Ведь так мы останемся без звёзд.

Петух перестал клевать.

— И правда, — сказал он, — мне это как-то не пришло в голову. Но согласитесь, здесь же больше нечего клевать.

— А зачем ты забрёл на край света? — спросил добрый волшебник.

— У меня просто не было другого выхода, — сказал Петух. — Так сложилась жизнь — ничего не поделаешь.

Доброму волшебнику захотелось узнать, как складывается жизнь у петухов, и петух охотно ему рассказал. Оказывается, он вовсе не был петухом. Он был таким же человеком, как добрый волшебник, только помоложе. Петух даже уверял, что у него была жена, очень красивая женщина, которую он любил больше всего на свете. Он так любил свою жену, что друзья стали над ним посмеиваться.

— И вот один из них, — сказал Петух, — колдун по образованию, превратил меня в петуха… И теперь мне нравятся все курицы… — Петух опустил глаза. — Вот поэтому я сбежал на край света.

— Если бы меня кто-нибудь расколдовал, — закончил Петух. — Я мог бы вернуться к своей жене и опять жить по-человечески…

— Да, если бы, — вздохнул волшебник. — Но чудес не бывает.

Так они сидели на самом краю света и говорили о жизни. Потом волшебник спохватился:

— Однако, что же мы здесь сидим? Надо идти устроиться где-нибудь на ночь.

Они шли по краю света, как по берегу большой реки. То и дело Петух окликал волшебника:

— Посмотрите, какая хорошенькая курочка! — и тут же начинал себя ругать: — Ах, какой я всё-таки… Бессовестный, непутёвый…

Поздно вечером набрели на берлогу медведя.

— Заходите, — пригласил Медведь, — хотя угощать у меня особенно нечем. На краю света с продуктами — сами понимаете…

— А как ты попал на край света? — спросил добрый волшебник.

— Можно и рассказать, — сказал Медведь, усаживая гостей. — Это целая история.

— Дело в том, что я не медведь, а петух, — сказал Медведь. — Я пел и зарабатывал довольно неплохо. Было у меня вволю и пшеницы, и овса, и кукурузы… Это так чудесно — быть петухом, — вздохнул Медведь и посмотрел на Петуха, ища сочувствия. — Если бы не мёд, я бы и сейчас жил, горя не знаючи…

— Какой мёд? — спросил волшебник. — Ты же говорил о зерне.

— Да, зерна у меня хватало. Но мне захотелось мёда. Я много слышал о нём, и, понимаете… мы же никогда не довольны тем, что имеем… И вот однажды, когда стемнело, я забрался на пасеку…

Медведь замолчал. Ему было совестно рассказывать о том, что произошло дальше. Но раз уж начал — надо досказать.

— Осторожно, чтобы не разбудить пчёл, я залез в улей и стал пробовать мёд. Он оказался совсем не вкусным, но я столько о нём наслышался, что уже не мог остановиться. Я уплетал мёд за обе щёки и уже подумывал, как бы утащить с собой улей, но вдруг почувствовал, что со мной что-то происходит.

Медведь отвернулся и стал сморкаться в тряпочку.

— Можете себе представить, — продолжал он. — Перья и крылья мои куда-то исчезли, а вместо них появилась шерсть и вот эти лапы. И самое главное — я потерял голос. Вот послушайте.

Медведь заревел так, что всё вокруг содрогнулось.

— Нет, ничего, голос как будто есть, — робко заметил волшебник, но Медведь только лапой махнул:

— Э, разве это голос! Вот прежде было…

Медведь попробовал показать, что у него было прежде, но опять заревел и смутился:

— Нет, не получается. Эх, если б мне опять петухом стать!

— Ничего не поделаешь, — вздохнул добрый волшебник. — Чудес не бывает.

— Привет честной компании, — послышалось сверху, и в берлогу заглянул человек.

— Ты кто? — покосился на него Медведь. — Часом, не охотник?

— Да нет, какой из меня охотник, — сказал Человек. — Я и не человек вовсе. Медведем родился, медведем и состарился. Да вот на старости лет захотелось стать человеком. Человеку, думал, легче, человеку и пенсию дают. Только вижу теперь — ох, нелёгкое это дело быть человеком! Вот и хожу, ищу — кто бы меня опять в медведя переколдовал.

Волшебник покачал головой:

— Чудес не бывает…

Сидят они в медвежьей берлоге, а настроение у всех — ой, не весёлое!

— Эх, кабы мне быть человеком! — сокрушается Петух.

— Кабы мне быть петухом! — вторит ему Медведь.

— Кабы мне быть медведем! — вздыхает Человек.

Надоело это всё доброму волшебнику, не выдержал он и крикнул:

— А, да будьте вы все кем кто хочет!

И тотчас же стали все кем кто хотел, потому что пожелал этого не кто-нибудь, а волшебник. Петух стал человеком, Медведь — петухом, Человек — медведем. Посмотрел волшебник — сидят в берлоге петух, медведь и человек — и вздохнул:

— Я же говорил, что чудес не бывает!

Но компания и та, и словно уже не та. Ободрились все, повеселели. Петух песни поёт. Медведь лапу сосёт, другой лапой закусывает. А человек — просто так сидит, улыбается. «Что с ними произошло? — удивляется волшебник. — Неужто и вправду случилось чудо?» Но недолго ему пришлось так раздумывать. Вот уже и петух перестал петь, и медведь оставил свою лапу, и человек улыбаться перестал.

— Эх, — вздохнул петух, — благое дело быть медведем. Залезть в берлогу, лапу сосать…

— Нет, — возразил ему медведь, — человеком всё-таки, лучше…

А человек ничего не сказал. Он посмотрел на петуха и задумался.

«А мне уж казалось, чудо произошло, — подумал волшебник, глядя на эту компанию. — Нет, что там ни говори, а чудес на земле не бывает!»

@темы: Ситата, Разрядка, Как это грустно всё...

11:47 

(с)

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
В честь знаменательного события (три пч за неделю) решила побаловать вас сказочкой! Она не моя, но мне очень понравилась))

Планета Любви

В бескрайних просторах Космоса, в одной из обширных Галактик, возле яркой Звезды существовала Планета. Она была еще довольно молодая – всего несколько миллиардов лет, и на ней было все, что полагается порядочной планете: почва, вода, рельеф, разные микроорганизмы, растительность, какие-то животные… В общем, планета как планета – таких в Космосе великое множество. Правда, на Планете пока не наблюдалось разумной жизни – но какие ее годы? Ведь она была, по космическим меркам, еще совсем юной.

читать дальше

@темы: Ситата

18:23 

.

Ко двору подкралась ночь. Незаметно, как трамвай. На дворе теперь темно. А мне пофиг - я пью чай.
Я поняла. Люди жаждут общения, чтобы не чувствовать бессмысленности жизни.

@темы: Как это грустно всё..., Как сказал Автор Всемирного Потепления, Ситата

Hakuna Matata

главная